November 9th, 2012

lermontov

Чудинов vs. Фасмер. Часть первая: Как дураки читают словарь. Начало.

Veikko Helminen, МНС Кафедры чудинологии при Комиссии по борьбе с лженаукой, Угандийский филиал

Чем больше знакомишься с народной точкой зрения на происхождение языка, тем больше приходится смиряться с печальной правдой. Печальная правда состоит в том, что о научной лингвистике большинство читателей узнало от лингвофриков, которые, исповедуя положение «лучшая защита – нападение», успели ее хорошо опоганить. Та же участь постигла (теперь уже скандальный) академический труд выдающегося русского и немецкого ученого-слависта Макса Фасмера «Этимологический словарь русского языка». Не знаю, кто из образованных граждан взял на себя неблагодарный труд популяризации этого словаря (он доступен, например, в Яндекс-словарях), но с моей скромной точки зрения, это дало не совсем положительный результат. Словарь Фасмера является прежде всего научным трудом и трудом авторским, имеющим свою организационную специфику, поэтому читать его простому смертному без соответствующей подготовки очень затруднительно. Я не против того, чтобы грамотный гражданин развивал свои познания в этимологии, но для этого (особенно теперь) необходимо развернутое и детальное вступление, рассказывающее о науке этимологии, генеалогической классификации языков и сравнительно-историческом языкознании, языковых контактах и заимствованиях, а также о том, «Как пользоваться словарем» и характеристике словаря Фасмера (его достоинств и недостатков). Неподготовленное чтение научного словаря дает подчас просто ужасающие результаты, ведущие отечественные лингвофрики не преминули этим воспользоваться в своих недобросовестных целях. Последние, впрочем, тоже далеко не совсем и всегда понимают, что там написано. Одним из таких непонимающих, как это ни печально, оказался профессор кафедры культурологи ГУУ Валерий Алексеевич Чудинов (несмотря на наличие степени доктора наук и ученой бороды). Правильно понимать труд Фасмера профессору мешает не только полная
несостоятельность в лингвистике (несмотря на обширную «деятельность» в области русского языка), но также ярко выраженная
националистская национальная ориентация в вопросах происхождения языка. Она же мешает его адекватному пониманию сравнительно-исторического языкознания в целом, что проявляется буквально на каждом шагу его «филологической» деятельности.



Collapse )
выпьем

Чудинов vs. Фасмер. Часть первая: Как дураки читают словарь. Окончание.

(Начало здесь)

«а-аʹнгич!»


- громко читает Чудинов, несмотря на то, что у Фасмера ударение в другом месте (аангиʹч). Слово, отсутствующее у Горяева и Преображенского, взято у Даля [Даль, I, 62]. Фасмер пометил (!) его «восточносиб. (Даль)». Никаких посягательств на литературный язык! Фасмер «виноват» в том, что ввел и этимологизировал слово из словаря Даля.


[Нажмите, чтобы прочитать]
Наше житейское рассуждение (далее НЖР, чудиновские же – ЖР): скажите, ну разве не интересно открыть словарь Фасмера и узнать, что где-то в русских диалектах восточной Сибири есть такое слово – аангич (ангич), причем этимологизированное частично (Фасмер только сравнивает его с турецким и чагатайским, ставя проблему перед этимологом и вводя тем самым это слово в научный оборот)? Национально ориентированному Вонидучу язык интересен только в качестве орудия надувательства и зарабатывания денег.


«абаʹ «местное, толстое и редкое белое сукно»»


Слово, присутствующее как у Горяева [Горяев, 1], так и у Преображенского [Преобр, I, 1] – русских (!) исследователей. Помечено у Фасмера «кавк.». Никаких претензий на общерусское. Фасмер лишь привел украинскую параллель габа (впоследствии включено в «Этимологический словарь украинского языка», I, 444) и ссылку на Радлова. В чем виноват Фасмер?



Collapse )